Jul. 1st, 2017

Happî awâ

Jul. 1st, 2017 08:22 pm
sobolevtallinn: (elle)


ставший на недавнем Каннском фестивале самым главным триумфатором фильм Рубена Эстлунда «Квадрат» чаще всего дефинируют примерно как «едкую сатиру на арт-площадки современного искусства»; посмотрел на днях длящийся более пяти часов японский фильм «Счастливый час», очень успешно выступивший в позапрошлом году в Локарно, и подумал, что он имел потенциал быть откоментированным примерно таким же образом, хотя, скорее всего, его автор не имел намерения что-либо насмешливо обличать. Довольно значительная часть действия этого фильма-марафона сосредоточена в «арт-пространстве» под названием «Порто» в городе Кобе, при этом два «кураторских мероприятия», в которых в разных качествах участвуют главные персонажи этого кино, показаны в фильме, по сути, целиком (то есть, безо всякой экстракции времени в художественных нуждах, а практически в онлайн-режиме): первое – это тренинг по нахождению внутри себя центра тяжести, проведенный «современным художником», прославившимся своей инсталляцией из строительного мусора на пляже и умеющего заставлять предметы мебели стоять на одной ножке, второе – это творческий вечер с писательницей, представлявшей отрывки из новой книги, что, вроде бы, вовсе никакой не «экспериментальный», а довольно традиционный формат «культурного события», однако специфика отношений этой писательницы с ее издателем свидетельствовала в пользу того, что и они больше похожи именно на куратора и художника, – например, новая книга писательницы задумана как сборник историй о любви, случившихся на каждом из японских лечебных источников, но издатель не стесняется признаваться, что на самом деле из-за «скромного бюджета проекта» он свозил – в целях изучения «натуры» – писательницу не на все, а только на один, самый недорогой и самый ближний к Кобе. Конечно, в описании все эти детали проще простого вообразить состоящими на службе у иронии или гротеска (может, не самых едких, но очевидно сатирических средств), но в самом фильме за ними трудно различить подобное назначение, потому что в «арт-пространстве» в этом кино люди коммуницируют между собой практически точно таким же образом, что и в повседневном быту, то есть «арт-площадки» вовсе не служат разительным контрастом к «обычной жизни», в экспонировании которой в «Счастливом часе» уж точно невозможно заподозрить даже тени связанных с сатирой амбиций. Бывают национальные литературы, которые особенно отчаянно сопротивлялись проникновению в художественные произведения разговорного языка (я отнюдь не специалист в этом вопросе, но не раз читал, как умные люди так говорили, например, про чешскую), и вот очень похожим на эту ситуацию образом с живой человеческой речью и вообще живым человеческим общением, на мой взгляд, часто обстоит дело в японском кинематографе, даже многие приписываемые к лучшим мастерам какового авторы делали в своем – касавшемся современности кино – коммуникативные акты невоздержанно церемониальными, отталкиваясь от «исконных» традиций, на самом деле в современности в значительной степени утраченных или ослабленных. Автор же фильма «Счастливый час» тоже делает почти то же, что много раз до него делали многие его соотечественники, – устраивает (безо всякого комедиографического расчета) миру презентацию японцев как довольно дебильных людей, которые без конца друг друга благодарят и друг перед другом извиняются, что ничуть не мешает им часто говорить друг другу крайне неделикатные вещи, например, нагло учить друг друга жить (пусть и обильно прореживая эти навязчивые поучения все теми же смиренными извинениями); в «Счастливом часе» многих персонажей особенно переклинивает еще и на том, что собеседники с ними недостаточно искренни и уклоняются от ответа на совсем уж «личные» вопросы, причем эта недостаточная «открытость» используется как идеальный повод оскорбиться на интровертов. К счастью, о японцах и их привычках и нравах можно составлять представление и на основе тоже японских, но снятых на совсем другом «киноязыке» фильмов, которые вовсе не обязательно декларируют отсутствие всякой своей связи с японской киноклассикой, но предпочитают «наследовать» у нее не формальным образом; кажется, мой идеал такого японского фильма – «Hotori no sakuko». Впрочем, для лучшего прояснения природы каких-то вещей следует стараться узнавать их не только через искусство (художественные впечатления), но и через реальность (жизненный опыт), но, конечно, с этим повезет не всякому

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3 456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios