Mar. 28th, 2017

sobolevtallinn: (elle)

...недолюбливаю фильмы с мультифигурными сюжетами, — мне почти всегда в их случае кажется, что, условно говоря, сострачивать вместе автономные новеллы люди берутся оттого, что их просто — как творческих единиц — не хватает на настоящую «крупную» историю. Ну, вот в случае с новым фильмом Келли Рейхардт «Certain Women» готов преодолеть это свое предубеждение, потому что это кино обладает достаточным очарованием для того, чтобы к нему не придираться; и каждая из «фигур» сделана с большим изяществом, и в нескольких местах их сочленений друг с другом видна тонкая работа. Даже то известное мне обстоятельство, что это кино – по сути, экранизация нескольких рассказов современной американской писательницы Мэйл Мелой, никакого ущерба этому фильму в моих глазах не наносит; ситуации, когда кинематографисты пытаются исследовать и осваивать новые литературные территории, меня не смущают, – в отличие от тех, когда они пытаются копаться тем, где прошло уже множество экспедиций и никто ничего ценного так и не намыл. В общем, никогда не был поклонником искусства Келли Рейхардт и даже иногда на него фыркал, но «Certain Women» не могу не признать за ее большую удачу; правда, чувствую, что в моем даже не благодушии в отношении этого фильма, а аж некоторой вдохновленности им в хорошем смысле повинна одна конкретная в нем сцена, которая эффективно запустила в моем мозгу цепь рассуждений на тему, которая меня в последнее время довольно сильно нервировала. Прежде чем очень многословно опишу эту тему, сначала коротко опишу упомянутую сцену: в закусочной в деревне в Монтане сидят местная крестьянка, ухаживающая на ранчо за лошадьми, и читающая в деревне пару раз в неделю местным учителям лекции о школьном праве недавняя выпускница юридического факультета, нужды ради взявшаяся за сомнительную подработку, и хотя девушка-юрист живет во всего лишь в нескольких сотнях километров расположенном от деревни городке, в силу того, что это все-таки городок, а не деревня, она начинает казаться крестьянке, так сказать, «столичной девушкой»; крестьянка влюбляется в нее, но та ничего такого не замечает, а крестьянку использует главным образом для того, чтобы пожаловаться на свою судьбу; в общем, в закусочной она признается своей единственной деревенской знакомой в том, что ужасно боялась вылететь из университета, потому что тогда бы ей пришлось идти продавать обувь, на что крестьянка наивно и смущенно спрашивает – а что же, мол, такого ужасного в том, чтобы продавать обувь… Итак! Не так давно в Эстонии случился скандал с министром образования от новой правящей партии, давшей интервью интернет-изданию «Спутник-Эстония», официально причисленному эстонскими властями к орудиям кремлевской пропаганды и не рассматриваемому оттого в качестве СМИ; в эстонском правительстве существует договоренность о полном игнорировании этих орудий и не давании им никаких комментариев, но все дело в том, что эта самая новая правящая партия имеет давнюю и не особенно ослабевшую даже после смены ее председателя традицию очень по-разному общаться с прессой на эстонском языке и с прессой на русском, равно как и вести предвыборные и любые другие агитации по-эстонски и по-русски; по-эстонски эта партия ничуть не в меньшей степени привержена ценностям национального государства, как и любой другой крупный и неэкстремистский политический игрок в Эстонии, а вот на русском она постоянно позволяет говорящему на этом языке избирателю сохранять надежды на вещи, которые она в действительности и близко не собирается претворять в жизнь, – в общем, дает более или менее ярко выраженной ватности слоям населения иллюзии того, что собирается постоять за их интересы и за их понимание справедливости. Короче говоря, министр не обратила внимание на то, что интервьюер представляет совсем уж одиозный и не верифицированный как достойный медиа-партнер ресурс, и с удовольствием решила лишний раз покормить русскую часть электората своей партии байками про то, как она будет – в отличие от предшественников-русофобов – защищать русское образование; позднее министр попыталась отрицать не только сказанное, но и сам факт общения с находящимися «вне закона» репортерами, но у тех нашлись доказательства и тому, и другому, и министру пришлось под нажимом премьера извиниться за досадную ошибку, состоявшую в коммуникации с пропагандистским каналом, действующим во враждебных Эстонии интересах другого государства. Однако у этой же самой партии есть такой депутат в Европарламенте, который, надо отдать ему должное, и по-русски, и по-эстонски всегда говорит одно и то же, потому что на голоса эстонских избирателей не претендует вообще, но зато уже с самой прожженной ваты в Эстонии неизменно собирая невероятно высокий урожай; этот депутат пожурила свою однопартийку-министра за отрицание очевидного, но при этом заметила, что на самом деле ничего ужасного в том, чтобы давать интервью изданию «Спутник-Эстония», нет, потому что единственная проблема этого медийного ресурса – мол, ни в какой не враждебной Эстонии деятельности, а только лишь в довольно низком уровне профессионализма. После этого евродепутат обрушилась и на все эстонское журналистское сообщество вообще, и особенно – на его невеликую русскоязычную составляющую, поскольку, дескать, никто среди них не подумал встать на защиту коллег и потребовать от государства признавать прошедший все требовавшиеся законом процедуры регистрации «Спутник»; дополнительно евродепутат мотивировала свой гнев тем, что, мол, работают же в этом «Спутнике» вовсе не какие-то российские подрывники-резиденты, а хорошо известные всем тут местные журналисты, не самые, дескать, конечно, хорошие, но, мол, тогда, пока в Эстонии было достаточно русских изданий, себе на жизнь журналистикой худо-бедно зарабатывавшие, и только теперь, когда владельцы эстонских медиа-империй обанкротили свои русские в них активы, вынужденные пытаться куда-то пристраиваться; и вот, типа, когда после тщетных таких попыток их в итоге #никуданевзяли, они и подались в этот «Спутник», чтобы хоть на что-то жить; так зачем же, дескать, теперь этих людей третировать и травить?! Честно говоря, меня вообще мало чем может удивить – в смысле аморальности – эта евродепутат, потому что мне кажется, что в ней соединяется едва ли не все худшее, что только может быть в человеческой природе, но в этот раз ее логика, признаюсь, меня поразила своим – не побоюсь этого слова – безумием; достаточно даже поверхностно изучить этот портал «Спутник», чтобы понять, что «журналист», нанимающийся туда работать с оправданием в виде того, что больше никуда не берут, подобен потерявшему работу мяснику, который, на найдя вакансий по разделыванию туш животных, подрядился бы где-нибудь рубить человечину. Но что меня поразило еще сильнее в логике евродепутатши, так это декларируемое в ее русле понимание журналистики как какого-то священного призвания, отступиться от которого человеку в его трудовой биографии будет чуть ли не так же трагично, как дипломированному врачу – от медицины… Во-первых, как я довольно давно заметил, у подавляющего большинства пафосно провозглашающих себя в Эстонии служителями журналистскому долгу и присягателями журналистской этике нет никакого журналистского образования; во-вторых, я никак не понимаю, как в современный век социальных сетей и блогосфер не имеющий или, допустим, лишающийся доступа к публикации своих идей и отстаивании своих гражданских позиций в официальных СМИ человек может ощущать себя, так сказать, отлученным от «профессии» или изгнанным из нее? Что ему мешает отстаивать свои взгляды тем же самым образом, но на других площадках (чаще всего – еще и более заметных), а на жизнь себе зарабатывать чем-нибудь другим, например – почему бы и не как раз той же торговлей обувью?! Я абсолютно разделяю непонимание крестьянской девушки из фильма Келли Рейхардт того, почему продавать обувь – это обязательно такая ужасная доля; например, насчет себя я думаю, вглядываясь в перспективы остатка (уже наступившего) своей жизни, что это был бы вполне приемлемый для меня поворот. Помню, когда-то я увидел где-то фотографию, на которой была запечатлена Софи Марсо, зашедшая где-то в Бельгии, где она снималась в каком-то фильме, в перерыве между утренней и дневной съемочными сессиями в местный обувной магазин; на фотографии продавец помогал Софи Марсо надеть туфельку ее на ногу, и я шутливо сопроводил размещение этого фото у себя в жж подписью вроде «работа мечты». Разумеется, я совершенно не склонен думать, что в обувных Эстонии продавцам часто приходится касаться красивых женских ног; напротив, я думаю, что клиентура этих магазинов сварлива, и работа в них непроста, но, тем не менее, я никак не думаю, что занятие такой вакансии – это одна из худших вещей, что могли бы со мной случиться. Я даже думаю, что в какой-то степени такая вакансия довольно хорошо соответствует уровню моих коммуникативных навыков, потому что, например, продавать какие-нибудь приборы, то есть — вещи, к которым прилагается более-менее серьезная инструкция по эксплуатации, мне было бы эстоноязычной клиентуре – в случае необходимости дополнительных разъяснений – весьма тяжко, но, с другой стороны, зато для торговли товарами первой необходимости мои способности были бы даже избыточны, так что, возможно, обувь – это, что называется, самое то. Правда, о торговле обувью я задумался только под впечатлением от фильма Келли Рейхардт, а вот о том, что в случае нужды смены рабочего места «средства массовой информации» не только не выступят для меня сферой, в которой я буду стараться себя сохранить, но и вообще окажутся тем, от чего бы мне хотелось удержаться подальше, я стал думать еще даже гораздо раньше, чем случился скандал с министром и – как следствие – заступничество евродепутата за «изгоев-журналистов». Все чаще у меня возникают основания думать, что хэштег кудаменямогутвзять в моей «повестке дня» может вот-вот по-настоящему актуализироваться, но «русская пресса Эстонии» – это последнее место (по крайней мере, в имеющемся сейчас спектре), где мне бы хотелось «себя поискать»; евродепутатша волей-неволей определила «Спутник» как, по сути, край отчаяния, до которого может быть доведен русскоязычный журналист в Эстонии, но мне тошно было бы к этому сегменту отечественного рынка труда приблизиться и с другого, не маргинального, а как бы, напротив, «гламурного» фланга, потому как убежденных адептов ценностей «русского мира» среди персонала, допустим, эстонского государственного русскоязычного телеканала едва ли меньше, чем среди редакции того же «Спутника», а шифрующиеся ватники часто бывают даже невыносимее открытых.
          В общем, Келли Рейхардт если даже не подарила мне мечту, то, по крайней мере, показала запасной аэродром; не могу сказать, что я теперь вот прям грежу карьерой продавца обуви, но, во всяком случае, мысль о ее гипотетической возможности меня приятно волнует (пусть я и совсем пока не уверен, что она может быть мне по плечу). А еще фильм «Certain Women» пришелся мне по вкусу, наверное, еще и тем, что не только наметил некие возможные ответы на вопросы, которые неделикатно ставит мне жизнь, но и стал своего рода антидотом для некоторых моих неприятных впечатлений последнего времени от искусства; скажем, и у Келли Рейхардт тоже есть съехавший с катушек потерявший трудоспособность (и подающий иски) столяр, но он такой классный, что отнюдь не напоминает о своем дебильном собрате из фильма Кена Лоуча, а, напротив, помогает его начисто — как дурной сон — позабыть. И дурное послевкусие от фильма про влюбленных и медведя Кима Нгуйена рейхардтовы «Несколько женщин» тоже прекрасно обезвреживают; конечно, Монтана — это далеко не такой «анус мира», как арктическая кромка Канады, но и в ней в фильме Келли Рейхардт суровая зима очень властно утверждает себя в своих правах: скажем, начинается это кино со звучащего из радиоприемника предупреждения местным жителям о необходимости поить своих собак в помещениях, поскольку за последние сутки у пяти псов в окрестностях языки примерзли к мискам. Так что после ужасного «зимнего» фильма было очень классно посмотреть тоже «зимний», но охуительный

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3 456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:31 am
Powered by Dreamwidth Studios