Mar. 22nd, 2017

sobolevtallinn: (elle)


отлично помню, что когда во время церемонии объявления лауреатов Канна-2016 перед двумя последними призами из числа замеченных в зале режиссеров непоощренными остались только Долан и Лоуч, я ужасно сильно испугался, что непереносимый мною даже на уровне антропологии Долан сейчас получит по максимуму, а потом чуть ли не пустился в пляс от счастья, когда его вызвали первым получать «Гран-при»; в общем, получилось так, что даже для полоумного геронта мне было не так жалко каннского золота, как для выебистого недоросля. Теперь же вот, посмотрев вслед за Доланом и Лоуча, вынужден признать, что фильм Лоуча, конечно, еще дебильнее и беспомощнее, потому что даже самая напыщенная театральность все равно не так противна и убога, как то, что я бы назвал «лжереализмом»; возможно, при определенном усилии в гипертрофировании как безжалостности государственной бюрократической машины, так и суровости голодной и холодной нищеты попадающих в ее жернова социальных аутсайдеров можно было бы заподозрить сознательный художественный прием, то есть эдакую гиперболизацию самых уродливых черт современного капитализма (с которым Лоуч никогда не идет на даже локальное перемирие) ради, мол, акцентированного обращения внимания преуспевающих (а заодно и «справляющихся») на то, что у их благополучия (или достатка) есть страшная изнанка, но Лоуч все делает для того, чтобы никто такого усилия не предпринял, поскольку его киноязык и в этом фильме снова столь — в не лучшем смысле этого слова — прямолинеен, что просто никак невозможно предлагаемое им зрелище хоть до какой-то степени воспринимать, как скажем, «притчу», а не «срез реальности». Что же до среза, то самым непреодолимым препятствием для того, чтобы счесть его достоверным, оказывается образ главного героя, пережившего инфаркт столяра, в котором Лоуч соединяет ярко выраженные признаки и святости, и ретроградности; в жизни (буквальное воспроизводство которой в искусстве Лоуч всегда ставит одной из своих главных художественных задач) так никогда не бывает, а оттого явно проявляющаяся, что называется, на «крупном плане» фальшь напрочь убивает претензии на правдоподобие и у общественного ландшафта, в который помещен вызывающе фантастический (ретрограды не бывают не только святыми, но и хотя бы даже мало-мальски приличными людьми; ретроград может быть только пакостником и мерзавцем) центральный персонаж. Конечно, я никогда не думал об искусстве Кена Лоуча хорошо, но вот в этот раз особенно ужасающее качество его кино меня не столько укрепило в заслуженности сложившейся у него в моих глазах дурной репутации, сколько расстроило; все дело, вероятно, в том, что в последние годы я чувствую себя все более левеющим в своих взглядах и оттого прирастающим все большей человечностью существом, но настолько вульгарная и бестолковая пропаганда ценностей левого мировоззрения, что наблюдается в фильме «Я, Дэниел Блэйк», может это мировоззрение только профанировать, и мне довольно неприятно ощущать, что если вдруг мне сейчас попадется какой-нибудь левоориентированный человек, который станет восторгаться этим фильмом, то я тут же доложу ему, что в случае такой картины мира, что в нем экспонирована, для меня эксплуатируемые выглядят даже отвратнее эксплуататоров, то есть настолько отвратнее, что я могу даже (под свежим впечатлением) допустить, что Марагарет Тэтчер была вовсе и не ведьмой. А мне так не хочется этого делать! Мало кто в последнее время раздражает меня так, как те непримиримые, скажем, «критики путинизма», которые различают в Европе и мире некий влиятельный коминтерн «леваков», из-за обширной представленности какового во властных структурах Путин, мол, так, и распоясался; скулы начинают у меня ныть от ярости каждый раз при озвучивании этого бреда разными недоумками, умудряющимися не замечать того, что Путин уже многие-многие годы ставит вовсе не на левый, а на правый интернационал, причем не подавляя его, а грубо и бесстыже подкупая. Не хочу совпадать с этими недоумками ни по одному пункту современной «повестки дня», так что оттого и злюсь, когда у них появляются на руках новые козыри; конечно, художественный уровень фильма Кена Лоуча настолько низок, что в том числе и как левый манифест он может вызывать над собой только насмешку. Ну, утешаю себя тем, что у этих недоумков, по крайней мере, расширить за счет Лоуча клеймимый ими интерфронт «пропутинских социалистов» не получится, потому что не в искусстве, а в публичной жизни к русскому захватническому империализму он не менее нетерпим, чем к либеральной рыночной экономике

sobolevtallinn: (elle)

в менты (жиды), в педерасты, в поэты, в монахи

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
910 1112131415
16 17 1819 2021 22
23 242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:48 am
Powered by Dreamwidth Studios