Mar. 15th, 2017

sobolevtallinn: (elle)


конечно, в здоровой паре человеческих глаз левый и правый видят не по половине «картины мира», а — каждый из них — целую, но, тем не менее, в новом фильме Джанфранко Рози именно амблиопия выступает метафорой для норм современной жизни, а окклюдор на очках страдающего ей ребенка — метафорой для тоже современного назначения искусства. То есть, «белый человек», разумеется, и сейчас «смотрит в оба», но при этом есть стороны, от которых он отворачивается; Рози же средствами искусства в своем фильме пытается не выправить ему (как «целевой аудитории») зрение, а только лишь ткнуть его в то, на что он старается не смотреть, и не прикрывает «белому человеку» один глаз, а для обоих старается сократить «поле обзора», сосредоточив его на самой значительной в текущий исторический момент детали привычной среды его обитания — обильного присутствия в ней импортированного извне — прежде всего морскими путями — «не белого» страдания. То, что средствами именно искусства, а не, допустим, публицистики, для меня совершенно очевидно, потому что признаков художественного шедевра у «Моря в огне» даже больше, чем примет «ответственного гражданского высказывания»; много раз мне приходилось ныть про то, как часто мое впечатление от документального кино портится ввиду неспособности его создателей закамуфлировать постановочность содержащегося в нем действия, но Рози с легкостью решает соответствующую задачу, перед которой, как мне кажется, очень многие обласканные широким международным признанием документалисты очень часто капитулируют. Приемку полуживых черных беженцев людьми в белых защитных комбинезонах на берегу Лампедузы Рози фиксирует, можно сказать, в хроникерском режиме, зато у истории семьи рыбака, промышляющего у этого же берега (в тех же самых временных и географических кооординатах, но при этом словно в параллельном — к этому бесконечному жуткому десанту полутрупов — мире), явно есть настоящий сценарий; пусть он держится максимально приближенно к взаправдашним жизненным обстоятельствам этой семьи, но оставляет достаточно пространства для «игры», которой все в семье охотно (а ребенок — даже вдохновенно) отдаются. Результат оказывается волшебным: как «документ» этот фильм не вызывает ни малейшего ощущения фейковости, как «произведение искусства» он отчетливо декларирует свое отнюдь не самозванное, а аутентичное происхождение от канона итальянского неореализма. Выдающееся кино; честное слово, даже «Священная Римская кольцевая» была не настолько хороша

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
910 1112131415
16 17 1819 2021 22
23 242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:46 am
Powered by Dreamwidth Studios