Mar. 5th, 2017

sobolevtallinn: (elle)

...стоял на автобусной остановке в Мустамяэ, где разом оказались четыре чернокожих человека – парень и девушка по отдельности и парень и девушка вместе; те, что по отдельности, явно сосредоточенные на том, что лилось им в уши из наушников, а те, что парой, – как бы «воркующие». И там же оказался мерзопакостный старик, который буквально трясся в гневе, причем я довольно остро почувствовал, что причина этого гнева – это не сами чернокожие, а то равнодушие, с которым все остальные стоящие на остановке люди воспринимали такую высокую концентрацию «пришлых»; вероятно, в расчете заручиться поддержкой хоть какого-нибудь соратника, говняный дедушка начал свою проповедь: «Не нравился им Советский Союз! Не нравились им русские! Вот и доигрались! Получили Европейский союз! А вместо русских – горилл!»; последнее слово, однако, хрыч произнес чуть потише и отвернувшись от тех, кого он под ним подразумевал, – видимо, сообразив своим ничтожным ватным мозгом, что оно, так сказать, содержит интернациональный корень. Никто вокруг, однако, со стариком вербально не солидаризировался и даже не подал виду, что заметил и услышал его перфоманс; почувствовав себя неуютно, он с довольно аффектным видом стал улепетывать с остановки, как бы демонстрируя свои брезгливость и презрение даже не столько по отношению к четырем чернокожим юношам и девушкам, сколько по поводу картины мира, на каковой он увидел общее восприятие их присутствия в ней как совершенно обыденной вещи. Конечно, слово «гориллы» он употребил в качестве расистского оскорбления, но я моментально подумал, что если бы в общей для меня этого и старика среде обитания наблюдалась бы такая ситуация, которая не «метафорически», а фактически соответствовала бы тому, что он говорил, я все равно не только не увидел бы в ней ничего досадного, но и расценил бы ее как восхитительную: господи, подумалось мне, как было бы здорово действительно заменить всех русских вокруг, – пусть бы даже и настоящими гориллами! Тут же мне пришло в голову, что это было бы идеальное развитие ситуации не только для Эстонии, но и «как бы вообще», то есть я очень явственно ощутил, что даже если заменить русских гориллами не только там, где русские составляют более или менее значительную диаспору, но и даже, например, в самой России, где они находятся в подавляющем большинстве, жизнь бы тогда (везде, где это случилось бы) стала бы парадоксальным образом гораздо человечнее и цивилизованнее, потому что я не сомневаюсь в том, что гориллы сейчас гораздо выше русских располагаются на эволюционной лестнице; ну, может быть, я не очень хорошо информирован насчет нравов и привычек горилл, но зато совершенно уверен в том, что, по крайней мере, среди этого вида не может быть популярна вдохновляющая современных русских идея «русского мира». Эта идея настолько ужасна, что приверженность ей опускает в эволюционной иерархии увлеченных ею человеческих существ гораздо ниже той ступени, которую вроде бы должно гарантировать им наличие дара речи; все дело в том, что эта идея настолько уебищна, что когда кто-то принимается с помощью речевых и языковых средств ее транслировать в мир, то сразу принимается соответствовать примерно такому уровню эволюционного развития, который наблюдается у животных, неисправимо склонных к поеданию собственных фекалий, – уж такое пристрастие, не сомневаюсь, гориллам точно не свойственно. Не хочу впадать в крайности и говорить, что, мол, кем ни замени русских – все будет лучше; конечно, уж лучше они, чем в такой же концентрации – гадюки, волки или, скажем, леопарды. Но вот если сравнивать русских и горилл, то вторые, конечно, куда более социализируемы, и, повторюсь, куда более человечны; ведь современным русским в своем большинстве чуждо все человеческое

sobolevtallinn: (elle)

...вата с энтузиазмом поддерживает Марину Ле Пен на выборах президента Франции (не с таким, как совсем недавно Трампа, но тем не менее), и оттого начинает гнобить того, кто Марину на этих выборах скорее всего победит; Эмануэль Макрон, как назло, не негр и не гей, и поэтому въедливым ватникам приходится проявлять усердие и выдумку в поисках того, к чему бы придраться в его кейсе; как я замечаю, чаще всего вата предъявляет ему геронтофилию, которая хоть и не настолько, так сказать, красноречива, как гомосексуальность, но все-таки тоже почитается ватой за извращение, а оттого годится как повод для того, чтобы позиционировать Макрона олицетворением распущенности, которой и призвана противостоять Ле Пен как, мол, символ и гарант традиций и порядка. Речь, разумеется, о том, что Макрон женат на женщине намного старше себя; ему сейчас 39, а его жене – 63. Пожалуй, такая разница действительно выглядит сейчас немного диковато, но их свадьба состоялась при соотношении 30 и 54, а знакомство, кажется, при шестнадцати и сорока, когда школьник моментально влюбился в свою новую учительницу и пообещал ей рано или поздно ее добиться; в связи со всем этим я очень доволен тем, что у меня снова есть все основания констатировать, что с ватой меня по всем – даже самым неожиданным и неявным – фронтам разделяют «непреодолимые эстетические разногласия». Не то чтобы мне нравилось, как сейчас выглядит Бриджит Тронье, жена Макрона, но я явственно замечаю присутствие в ее образе того, что принято считать «признаками былого великолепия», и я вполне себе представляю, что в свои сорок она могла быть красавицей; в общем, я хочу сказать, что когда речь идет о красивой женщине, то просто нет такой разницы в возрасте, при которой человеку мужского пола было бы стыдно в нее влюбляться и ее вожделеть; если мужчина (молодой человек, юноша, даже подросток) сталкивается с каким-то невероятным образцом очень волнующей его красоты, то обстоятельство, что хронологически эта красота присутствует в мире значительно дольше, чем он сам, никак не должна – как я нахожу – ограничивать или сдерживать его в стремлении к возможности ею насладиться. Поэтому одержимость Макрона вызывает у меня огромное уважение; вдруг случающееся увлечение 39-летнего мужчины 63-летней женщиной (красота которой может быть только увядшей) и мне в большинстве случаев показалось бы патологичной причудой, но когда 16-летний парень ставит своей целью завоевать 40-летнюю роскошную фемину (не знаю, была ли такой тогда его учительница, но я говорю в принципе о такой ситуации) и добивается своего, мне это кажется удивительно красивой историей. Ну, если говорить о моей материальной жизни, то в ней из девушек/женщин, которыми мне случалось очень сильно очаровываться, самая старшая была старше меня отнюдь не на 24 года, а всего лишь на 5 лет, однако совершенно точно могу про себя сказать, что если бы я мог рассчитывать с ее стороны на такую же очарованность мною, то это мое пятилетнее от нее отставание ни в коем случае не стало бы для меня фактором, который мог бы смутить меня настолько, что я бы испугался возможности – если бы вдруг таковая открылась – с ней жить. Такой возможности и близко не вырисовалось, но я спустя много лет с каким-то неясным удовольствием от кого-то услышал, что эта фемина в итоге вышла замуж за человека младше себя не на 5, а, кажется, на 11 лет, и причем как раз за такого, кто познакомился с ней уже взрослой, сам еще будучи ребенком (чуть ли не одноклассником младшего из ее братьев или ее племянника), и свою детскую влюбленность – пройдя через муки и страдания ревности – развил-таки до «союза» с ней; суть этого удовольствия, наверное, сводилась к тому, что мне было приятно подумать, что моя несостоятельность пробудить когда-то у этой фемины к себе такой интерес, какой бы мне хотелось, объяснялась, по крайней мере, уж явно не тем, что я был слишком «юн». Как бы там ни было, мало того что единственная в моей жизни увлеченность феминой заметно старше меня абсолютно ни во что не вылилась, так она даже и по своей проектной мощности (в смысле все той же возрастной разницы) была почти в 5 раз слабее случая Макрона, но мне все равно кажется, что я могу довольно достоверно воображать макроново мироощущение в его 16 лет; в общем, у меня как бы находится дополнительный повод желать ему победы над путинской курвой, – как бы сверх той очевидности, что абсолютное зло должно быть повержено и разбито. Но, черт возьми, тут есть один нюанс: не отрекаясь ни от слова из написанных тут мною выше, одновременно я должен сознаться в том, что исключительная женская красота – непременное для меня условие к тому, чтобы «неравный» – в возрастном смысле и при женском «старшинстве» – союз вызывал бы у меня восхищение; если же это условие не соблюдается, то такие союзы у меня вызывают смятение и оторопь, – в том смысле, что для меня остаются непостижимыми ситуации, когда страшная жена оказывается старше своего мужа не то что на десятилетия или пятилетки, но даже на пару лет или даже месяцев. Мне кажется, что в идеале должно быть так, что жена должна быть красивая (при выполнении этого пункта ее возраст уже не играет никакой роли), ну а если это условие не соблюдается, то она должна быть, по крайней мере, как можно более молодая; если не обеспечивается ни то, ни другое, зачем она вообще тогда нужна?! Сердце мое сжимается от ужаса, когда я представляю человека мужского пола примерно моего возраста, который живет с неказистой женщиной старше моего возраста (пусть даже и только на чуть-чуть, или вообще даже не старше, а такого же); я просто не могу взять в толк (а оттого паникую и оказываюсь в замешательстве), ради чего может быть принесена такая чудовищная жертва. Впрочем, у моего ужаса может быть смягчающее обстоятельство, – это если вдруг мне про такую пару становится известно, что они вместе с совсем юных лет, и тогда я могу предполагать, что в молодости эта женщина не выглядела так – как сейчас – отталкивающе; но вот когда я точно знаю про кого-то из таких, что они впервые встретились и «соединили судьбы», когда им обоим было (особенно крепко ей) уже за тридцать, а то и за тридцать пять… В общем, если есть какой-то смысл у выражения «похоронить себя заживо», то описанная мною ситуация, мне кажется, отражает его самую зловещую версию, потому что человек в ней выкладывает изнутри свой гроб не только уродством, но и (старческой) затхлостью. Бррррр!!! Не знаю, как выглядела Бриджит Тронье в ее 40 лет, но охотно готов поверить, что блистательно, а уж насчет «фемины на 5 лет старше меня» готов как «очевидец» присягнуть, что ее отличала (уверен, что отличает до сих пор) просто волшебная, ошеломляющая красота; в случае такой красоты никакой возраст ее «носительницы» не может быть противопоказанием к тому, чтобы на ней помешаться. Но когда речь идет не о красоте, а о кикиморности, то в чем резон допускать до себя последнюю еще и, так сказать, в «изношенном» варианте?! Зачем может быть нужна не только жирная и криворожая, но еще и обветшалая «спутница жизни»?!

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3 456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:29 am
Powered by Dreamwidth Studios