Feb. 21st, 2017

Nocturama

Feb. 21st, 2017 07:57 am
sobolevtallinn: (elle)


несколько раз в последние месяцы видел, как «Ноктюраму» сравнивали с вансентовским «Слоном»; теперь посмотрел ее, наконец, сам и подумал, что, наверное, все, кто привлекал такую ассоциацию, про Риветта вообще никогда не слышали, потому что, по-моему, верховенство влияния Риветта в этом фильме над чем угодно настолько бесспорно, что нет никакого другого имени, которое могло бы приходить на ум — просвещенному комментатору — раньше. Дело даже не в том, что сюжет этого кино исчерпывается неудавшейся попыткой группы молодежи практическими средствами манифестировать принадлежность ей Парижа; просто если герои какого-то фильма начинают стремительно перемещаться по парижским улицам, следуя какому-то совершенно ясному для них, но практически непроницаемому для зрителя плану, да еще и используя при этом крайне диковинную схему коммуникации (конспирации), то чтобы не увидеть в таком фильме могучей тени Риветта, даже и не знаю, кем надо быть. В общем, пусть поле игры в гуся в «Ноктюраме» и не разворачивается, но сама она явно идет; правда, новое кино Бертрана Бонелло достаточно быстро растрачивает свой ресурс быть фильмом-энигмой (в риветтовском смысле), и все предлагавшиеся им было загадки более-менее разрешаются, но из-за этого уже перекинутый к Риветту мост не оборачивается химерой; после того, как оммажная грань фильма уже как следует проявилась, автор может сосредоточиться и на других поставленных им задачах. Довольно долго я очень любил искусство Бонелло (особенно – «Тирезию» и «Дом терпимости»), но после тупого и бессмысленного фильма про Сен-Лорана умудрился – будучи сильно рассерженным – его разлюбить, потом частично извинил Бонелло из-за роскошной «Красной спины» его друга Антуана Барро, в которой Бонелло так изысканно сыграл свое безумное альтерэго, что я, честно говоря, воспринимаю этот фильм как его собственный, ну а теперь я его простил совсем и вовсю люблю снова, хотя и прекрасно сознаю, что многие аутентичные риветтофилы проклянут меня (и откажут мне в амбиции причислять себя к ним) за прочерченную мною от Риветта к «Ноктюраме» проекцию как чуть ли не за акт профанации; ничего, однако, не могу с собой поделать: почти всегда случаи соединения в одной точке великих киноязыков прошлого с современными «повестками дня» растревоживают во мне сентиментальность и производят на меня сильное впечатление. Совсем недавно вспоминал о таком случае – в связи с «Сыном Иосифа» Эжена Грина, в котором Брессона с современностью гармонизировала старая мебель; в «Ноктюраме» в качестве таких «адаптеров» выступают не предметы, а люди, юноша по имени Андре и девушка по имени Сара, которые среди всех участников группы юных террористов, осуществивших масштабную атаку на Париж, выглядят так, чтоб утверждать в этом кино в своих правах даже в первую очередь не Риветта, а того же Брессона и – особенно – Годара; смотрись они как-то иначе, звучащее в их устах леводискурсионное обоснование необходимости революционного террора делало бы экспонируемую в фильме «современную картину миру» вопиюще недостоверной; сделав же Андре и Сару такими, чтобы они уже на антропологическом уровне выглядели бы молодыми людьми «старой закваски», Бонелло одновременно репрезентует их прежде всего людьми вовсе не (какого-то) времени, а (определенной) идеи, что служит им своего рода универсальным пропуском в самые разные исторические отрезки, в любом из которых им для того, чтобы смотреться правдоподобно, совершенно не нужно мимикрировать под «текущую» моду. В связи с этим я вспоминаю о том, что среди главных претензий к «Ноктюраме» особенно популярной оказывается та, которая касается якобы крайне абсурдного «личного состава» собранной Бонелло террористической группы, каковую отличает широкий не только этнический, но и классовый разброс, – мол, под одно знамя встают люди, у которых априорно не может быть ничего общего, в том числе – и одинаковых или хотя бы более-менее близких представлений о справедливом мироустройстве; я же подозреваю, что такие критики просто не отдали себе отчета в том, что показанный им групповой портрет «несогласных» сделан как бы не вширь, а вглубь, то есть модели для него отобраны примерно по тому же принципу, по которому в спортивной журналистике собираются «символические сборные всех времен», в которые набираются лучшие игроки какого-то клуба или какой-то национальной сборной из разных десятилетий. Вот и в «Ноктюраме» Андре и Сара оказываются рекрутированы в отряд заговорщиков из 1960-ых, а, к примеру, на другой фланг (как бы ближний, отвечающий за 2010-ые) призваны рэпующие арабы. В середине там тоже, подозреваю, ничего не пропущено; скажем, не помню такого, чтобы герои «Подземки» Бессона ставили бы своей задачей изменить мир к лучшему и вообще были бы как-то отягощены хоть какой-то идеологией, но некоторые участники «нападения на Париж» (в смысле «имиджевого решения») кажутся одолженными Бертраном Бонелло в свое кино прямо из нее, – видимо, чтобы в его символической сборной были представлены и инфантильные «восьмидесятники»… Бог мой, не то что Брессон, но даже Бессон в «Ноктюраме» заметнее никчемного Ван Сента!

5

Feb. 21st, 2017 08:44 am
sobolevtallinn: (elle)


           21-го февраля 2012-го года случилось самое прекрасное и самое значительное событие XXI века

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3 456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:31 am
Powered by Dreamwidth Studios