Feb. 19th, 2017

sobolevtallinn: (elle)

...среди людей примерно моего возраста (плюс минус несколько лет) сильнее откровенных ватников стали бесить ретрограды, причем особенно те, которые напоминают мне о смешной истории с шестовицей Исинбаевой, поддержавшей запрет ЛГБТ-пропаганды во время чемпионата мира по легкой атлетике в Москве, мотивировавшей это тем, что нетрадиционные сексуальные преференции, мол, подрывают духовные русские скрепы и оскорбляют чувства православных; точнее, в самой этой истории сначала для меня не было ничего особенно смешного, но мне потом где-то попался – увы, не помню чей – исключительно уморительный и убийственно точный комментарий по ее поводу, сводившийся к обращению вниманию на то, что за скрепы и верующих впрягается женщина, сделавшая себе карьеру тем, что в коротеньких трусиках на глазах у огромного количества людей на большой высоте раздвигает ноги, – ведь страшно даже подумать, какой огромный путь пришлось пройти человечеству в борьбе с ханжеством и клерикализмом (сколько скреп согнуть и сколько религиозной глупости преодолеть) до того момента, в который женщинам стало позволено такое делать! Это удивительно замечать в жизни, но в ней сплошь и регулярно происходит такое, когда даже не просто ностальгирующие по совку, а вообще возводящие его в ранг самого справедливого мироуклада люди зарабатывают – и часто даже прилично – себе на жизнь тем, чем в совке у них нипочем не было бы возможности заниматься, – иногда в силу того, что совок просто отрицал нужду человека в некоторых цивилизационных стандартах, а иногда – потому, что он был аутсайдером в части научно-технического прогресса; нет, меня совсем не удивляет, когда СССР романтизирует или апеллирует к нему как к эре равенства и братства, условно говоря, грузчик, но я диву даюсь, когда так поступает человек, который просто не мог бы делать – в профессиональном смысле – в совке то, что с удовольствием делает сейчас. Причем самое непостижимое, что в рамках темы своего ремесла человек отнюдь не тупит и вовсе не склонен утверждать, что в СССР то, что он делает сейчас, делали лучше, но зато по всем остальным пунктам оценки двух разных эпох «либерального капитализму» он ставит колы, а совку – пятерки; это может быть и, скажем, человек, который ремонтирует сейчас квартиры, который (какова бы ни была его специализация) никогда не гонит пургу про то, что, мол, «евроремонт» – это плохо, а советский – было хорошо, или что советские окна, советская сантехника, советская плитка и т.д. куда надежнее и качественнее современных аналогов, предлагаемых «западной цивилизацией», а вполне на этот счет вменяем, и, допустим, вообще какой-нибудь электронщик, программист или «айтишник», который прекрасно отдает себе отчет в том, что все главные достижения и «прорывы» в этой области (которой он увлечен и в которой себя, что называется, полностью «нашел») сделаны и делаются где угодно (Америка, Юго-Восточная Азия, Западная Европа), но только не в совке и правопреемничающем у него ебаном «русском мире», и ко всему прочему, такой человек может один из главных источников вкуса к жизни находить в том, чтобы постоянно манерно разговаривать на возлюбленном им – полном адаптированных англоизмов или хотя бы калек с английского – ИТ-сленге, но при этом как только темой общения с ними перестает быть их профессиональная сфера, и первый, и второй (и третий, четвертый, пятый) моментально станут адвокатами «старого порядка», причем главным его достоинством они солидарно назовут именно то, что при нем в жизни вокруг них не было современных западных тлетворностей; кто совсем пещерный, тот начнет, к примеру, с «однополых сожительств», кто менее отмороженный, тот, предположим, с американского мейнстримового кино. И вот как Исинбаева оказывается не в состоянии уразуметь, что для легитимации в человечестве того, чем она заслужила себя почет и славу, пришлось за несколько веков наплевать на множество бессмысленных традиций и презреть массу фейковых ценностей, так и эти люди несостоятельны взять в толк, что без низложения совка для них не сделалось бы возможным реализоваться в том, в чем они реализовались, потому что как евроремонт, так и инфотехнологии предлагаются как сферы приложения человеческих усилий только тогда, когда совок обращается в руины; первый при совке, скорее всего, находил бы самое лучшее такое применение своим рукам, чтобы клеить страшные обои на кривые стены за бутылку, второй (уже мозгам) – допустим, налаживать за гроши «станки ЧПУ». Но им даже в голову этого не приходит! Они сосредоточены на том, чтобы делать миф о великом советском прошлом чем-то вроде семейной религии, в результате чего изводят своих детей, запрещая им ходить в «Макдональдс» (и смотреть «Картун» или «Никелодеон», агитируя при этом за – в лучшем случае – «Ну погоди!» или вообще за ебаного ежика), отказывают жене в отпуске даже в Турции, предпочитая (я говорю сейчас о конкретно эстонской тенденции) каждый год возить свои семейства на свои мифические «малые родины» (к которым они чаще всего имеют очень умозрительное отношение), то есть к родне в самых разнообразных российских, белорусских или украинских регионах (где совок оказался живучее), и, разумеется, не включают никаких других каналов в своем телевизоре, кроме главных российских кнопок. Кто меня более-менее знает, тот отлично понимает, что ни в американском кино, ни в американских мультиках, ни в фаст-фуде, ни в турецких курортах я не нахожу ни малейшего очарования, но что угодно из этого в качестве примет человеческого бытия мне кажется куда более достойным выбором, чем те базовые «плацдармы» советской рутины, которые такие люди стараются во что бы то ни стало не сдавать. Больше же всего они мне омерзительны той своей стороной, что они, повзрослев, начинают – именно таким своим поведением – полностью становиться на сторону даже не то чтобы «совка», а прежде всего «скреп» и «ценностей» именно своей семьи, то есть начинают почти абсолютно копировать повадки своих родителей в том же возрасте (то есть когда эти люди сами были детьми и когда их наверняка их родители своей ретроградностью изрядно раздражали); я просто не понимаю, как можно это обстоятельство начисто вычистить из своей памяти и приняться себя вести точно таким же образом, который когда-то – на примере твоих родителей – казался тебе совершенно непереносимым. Это едва ли не самая унизительная для человека форма моральной капитуляции; мне кажется, что даже превращение человека в злого начальника предает в нем его самого в бытность третируемым подчиненным не настолько сильно, как это случается тогда, когда страдавший когда-то от родительского старперского нудежа ребенок сам становится родителем, выносящим сварливым бухтением мозг своим детям. Я искренне считаю, что сохранение подлинной если не любви, так хотя бы привязанности выросшего ребенка к своему родителю возможно только в том случае, если родитель не ретрограден (причем возраста, с которого ретроградность становится извиняемой, не существует; она непростительна всегда); если это условие не соблюдается, то и любовь, и привязанность к родителю со стороны потомка мне кажутся проявлением или кретинизма, или человеческой слабости, поскольку самое большее, на что должен рассчитывать родитель-ретроград, это что его ребенок будет его кое-как терпеть, в глубокой старости более-менее о нем позаботится и, наконец, его похоронит. На деле же людям, как я заметил, очень часто нравится по мере старения своих родителей вдруг начинать их – не перед самими собой, а как бы «на публику», в том числе и перед своими детьми – идеализировать; взрослые люди могут на самом-то деле довольно сильно раздражаться из-за своих дряхлых и полоумных предков, но при этом от своих детей (словно в страхе уже за свою судьбу в старости) требовать особенного почитания деда и бабки как эдаких непререкаемых «моральных авторитетов». Особенно же это актуальным становится тогда, когда дед и бабка уже умерли, мозг уже никому не ебут и их сакрализировать можно уже совсем не вступая ни в какие – например, касающиеся своих с ними терок – противоречия; собственно, когда у взрослого человека умирают родители, тогда он и начинает – уже совсем ничего не стесняясь – рядить свой быт под тот, который завели в его «отчем доме» в свое время именно они и который все-таки остается для него самой комфортной формой уклада домашней жизни. Как они все время «топили» за старое, так «топит» теперь и он; делает он это с изрядным энтузиазмом, поскольку своим уровнем жизни и социальным положением он не очень доволен, а оттого ему видится очень удобным обвинить в такой ситуации именно пришедший на смену старому прекрасному миру новый несправедливый (в виде либерального капитализма и – в сообразии с популярным среди русских в Эстонии мифом – «дискриминации по этническому признаку») мироуклад. На самом же деле этот человек преуспел в жизни не настолько, как ему бы хотелось, совсем по другим причинам; главная же среди них состоит в том, что он позволил в достаточно значительной степени влиять на свою жизнь своим ретроградным родителям. Вовсе не смена государственного строя или экономической модели породили главные проблемы в жизни этого человека; источник этих проблем – его убогий отец и/или его уебищная мамаша, а точнее – его неспособность отдать себе ясный и абсолютный отчет в их убожестве и уебищности, из которого вытекала бы непрестанная и непоколебимая решимость никогда и ни в чем не идти у них на поводу

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
910 1112131415
16 17 1819 2021 22
23 242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:48 am
Powered by Dreamwidth Studios