Feb. 6th, 2017

Safari

Feb. 6th, 2017 10:22 pm
sobolevtallinn: (elle)


фильм «Сафари» репрезентует собой худшую из граней искусства Ульриха Зайдля, поскольку наименее интересно это искусство принимается выглядеть тогда, когда его творец прибегает к легитимной форме мошенничества, заставляя кадры, снятые по всем законам игрового кино, притворяться документальными; правда, если в случае, допустим, с иллюзионизмом в цирке водораздел между воспринимающими его как «ловкость рук» и как волшебство проходит аккурат между взрослой и детской аудиториями, то зрители таких фильмов, как «Сафари» или, скажем, «Подвалы», разделяясь на различающих в них задокументированную жизнь или же воплощенный сценарий, как мне кажется, распределяются на недоумков и на вменяемых. Причем я замечаю, что первых оказывается гораздо больше, и эта ситуация, видимо, и развращает Зайдля, соблазняя идти «по пути наименьшего сопротивления»; на протяжении полутора часов «среднеклассная» немецкоговорящая семья в декорациях охотничьего аттракциона в Африке усердно клоунничает, целенаправленно изображая из себя отмороженных дебилов, а тоже немецкоговорящие хозяева этого бизнеса прореживают эту картину хрестоматийными для уст тоскующих по колониализму шовинистов расистскими заявлениями, но, тем не менее, среди критических отзывов на это кино доминируют комментирующие его именно не как постановочный, а как научно-антропологический, хроникерский, экспедиционный материал. Точно так же была устроена и «Любовь», первая часть «райской» трилогии Зайдля; я в свое время думал, что ему самому не понравился результат, потому что вторую и третью, «Веру» и «Надежду», он снял уже безо всяких примет этой нелепой мистификации, а как полноценные игровые фильмы, хотя и с участием не актеров, а «простых людей», и, что называется, «по мотивам» их реальной жизни, только лишь гипертрофировав некоторую девиантность их жизненных обстоятельств: собственно, именно в достижении согласия со своими героями в смысле их готовности воспроизводить некоторые свои привязанности или привычки в уже фантастических масштабах и состоит главный фактор успешности применяемого Зайдлем метода фильмопорождения, – если это согласие достигается, а он не делает из него ни от кого секрета, то у него получаются подлинные – как «Вера» и «Надежда» – шедевры. Причем именно тогда, когда постановочность действия фильмов Зайдля не вызывает никаких сомнений, его критический портрет эпохи вообще и порочных наклонностей современников в частности оказывается удивительно точным и ошеломляющим; тогда же, когда пусть даже великолепный сценарий начинает им рядиться под «подсмотренную жизнь», сама вопиющая грубость этой подмены, напротив, обрушает все его амбиции совершить исключительно «актуальное» высказывание, безошибочно диагностирующие «общественные недуги». Я охотно верю в то, что главная героиня «Любви» в своей реальной жизни действительно практикует секс-поездки в Африку, что фигуранты «Подвалов» действительно живут в тех жилищах, где их снимали, и что экспонируемая в «Сафари» семья впрямь каждый свой отпуск посвящает охотничьему туризму, но при этом решительно буду держать за идиота любого такого зрителя этих фильмов, который увиденное в них держит за результат полученного режиссером от его героев разрешения на приближение к их жизни, а не достижения между ними соглашения об организации совместными силами художественного пространства, в котором эта их жизнь будет подвергнута комической гиперболизации. В случае с «Верой» и «Подвалами» этот контракт просто оборачивался тем, что эти фильмы получались довольно дурацкими, да и только, но в ситуации с «Сафари» все отнюдь не так безобидно; вполне вероятно, что если бы семья охотников провела тот отрезок времени, в который снимался фильм, не под прицелами кинокамер, а сама по себе, она убила в этом намибийском сафари-парке еще бы больше зверей, но это допущение никак не отменяет следующей данности: запечатленные в этом фильме убийства конкретных водяного козла, жирафа, зебры произошли в рамках авторского комедиографического «решения». По-моему, это удивительная мерзость.
          Поразительно, но если бы на той же натуре и с тем же человеческим материалом Зайдль снимал в полном смысле слова игровой фильм, в котором не было бы настоящих убийств, а трупы животных если бы и были настоящими, то не имевшими никакого отношения к слышимым и видимым в фильме выстрелам, это кино имело бы все шансы выглядеть не фальшивым и на самом деле обличать подобную возведенную в ранг адреналинового аттракциона охоту как крайне позорную практику; если бы «Сафари» не притворялось документальным фильмом, все его главные недостатки обернулись бы главными достоинствами. Например, в игровом кино уморительно выглядели бы сцены, в которых охотники, фотографируясь со свежей добычей, заботятся о том, чтобы смотреть в одну с потухшими глазами свежеубитого зверя сторону; в (псевдо)документальном же кино эти сцены смотрятся крайне постыдно, как очевидный плод сговора автора фильма и его «моделей», – дело не в том, что сафари-стрелки не могут так повести себя на самом деле, а в том, что они никогда так не поступят, если будут знать, что их поведение документируется. В игровом фильме великолепно смотрелись бы и растроганные объятия отца и взрослого сына после того, как сын завалил свой первый трофей, про которые можно было бы подумать, что подобный обоюдный встречный прилив отцовских и сыновних чувств проще представить в обстоятельствах, когда сын на глазах у папы впервые не кого-то убил, а, к примеру, самостоятельно проехал сколько-то метров на велосипеде (перед чем папа корректировал положение не прицела, а руля); тоже убийственный эффект в игровом фильме производили бы и поцелуи в губы немолодых мужа и жены над тушами пристреленных парнокопытных, которые словно бы свидетельствовали в пользу того, что запах падали и звериной крови – единственный афродизиак, который еще может вдыхать страсть в их отношения после долгих лет совместной жизни; можно привести еще многие примеры того, в чем «Сафари», будучи игровым фильмом, представало бы в качестве исключительно репрезентативного и достоверного «среза современной реальности», и в чем же самом, разоблачаясь как фейковый док, это кино выставляет себя плодом не очень умелого (по крайней мере, в части камуфлирования мухлежа) шулерства. Жалко, что так вышло, и о лже-охотниках (у которых в случае их столкновения не со смоделированной, а с аутентичной дикой природой шансов на выживание было бы не больше, чем у игроков в контрстрайк – во всамделишных уличных боях) у Зайдля снялся лже-фильм

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3 456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:30 am
Powered by Dreamwidth Studios