Wilde Maus

Jul. 17th, 2017 04:25 pm
sobolevtallinn: (elle)
[personal profile] sobolevtallinn


посмотрел еще одно (вслед за Каурисмяки) кино из нынешнего берлинского главного конкурса, австрийскую «Дикую мышь», которая (словно речь не о Берлине, а о Канне) идеально смотрится с «По ту стороны надежды» фильмами одного сезона; во-первых, в обоих случаях номинально современный мир выморочен почти до кукольности, во-вторых, пусть в «Дикой мыши» в этом мире физически не видно нашествия беженцев в Европу, но зато о нем без устали рассказывает страшилки телевизор в квартире главных героев, и, наконец, в центре обеих историй оказывается человек, выброшенный на «обочину жизни». Последнее обстоятельство, правда, не выглядит для центрального персонажа «Дикой мыши» угрожающим фатальными последствиями, поскольку он остался только лишь без работы, а не без крова или «мирного неба» над головой, причем случилось это с ним отнюдь не в «третьем мире», а в благоустроенной бюргерской Европе; при этом у свежеуволенного музыкального критика явно имеются достаточные сбережения — и вообще «тылы» — для того, чтобы не торопиться лихорадочно предлагать себя на рынке труда на первые попавшиеся вакансии. Венский критик, однако, переживает свое сокращение очень болезненно, принимаясь вынашивать планы мести его формальному виновнику; но, персонифицируя в своем уже бывшем начальнике «силы зла», нанесшие ему обиду и сломавшие ему привычный жизненный ритм, подсознательно свежеиспеченный безработный вступает в конфликт, скорее, со всем миром, в котором имеющиеся у отставленнного критика професиональные навыки стремительно и бесповоротно обесцениваются: мало того, что на обзоры концертов классической музыки в этом мире теряется всякий спрос, так еще и «бумажная» пресса выглядит почти готовой к тому, чтобы окончательно превратиться в пережиток-реликт. Не в нынешнем, а предпоследнем фильме Каурисмяки в качестве эталонного примера уходящей в прошлое профессии был заявлен «чистильщик обуви»; в «Дикой мыши» на такой позиции оказываются куда более «интеллигентские» ремесленные практики. Откровенно говоря, мне героя «Дикой мыши» совсем не жалко; уверен, что я и умру таким питекантропом, который никогда не поймет ценности такой музыки, живое исполнение каковой подразумевает внимание ей сидя и молча, ну а оплакивать газеты и журналы я уж тем более не начну: по моим наблюдениям за жизнью, даже литература сейчас прекрасно чувствует себя, переезжая с книжных страниц в т. н. «блогосферу», очень результативно используя предлагаемые последней возможности, так уж «журналистике» вообще сам бог велел не просто справляться с «новыми вызовами», но и становиться — в процессе освоения новых территорий — влиятельнее и эффективнее. Но еще сильнее, чем критик, удручает меня в этом фильме исполнитель его роли, знаменитый австрийский «артист комического жанра» Йозеф Хадер, для которого «Дикая мышь» стала дебютом в режиссуре; мне почему-то кажется, что актеры с ярко выраженным жанровым амплуа должны немного тяготиться устойчивым восприятием себя как представителей определенного лицедейского регистра, желая отодрать некоторые прилипшие к себе маски и разрушить некоторые сформировавшиеся насчет себя стереотипы, однако в этом фильме не видно никаких признаков того, что актер решил сыграть в кино, которое сам ставит, такой материал, который ему никто другой бы не предложил. Критик в фильме говорит объявляющему ему об увольнении шефу, что ему некуда идти, потому что он же «больше ничего не умеет»; вот и Йозеф Хадер в качестве актера в своем собственном фильме цепко держится за то единственное, в чем он карьерно преуспел, оставаясь в нем все полтора с лишним часа, по сути, «грустным клоуном». Никакой амбиции «открыться с новой стороны»! И, ко всему прочему, как раз Аки Каурисмяки — пусть и окказионально — оказался к «Дикой мыши» той рифмой, в контексте которой и собственно комедиографические-то возможности Йозефа Хадера предстали очень и очень ограниченными; я могу (и уже мог) быть сколь угодно холоден к фильму «По ту сторону надежды», но при этом даже, допустим, потерявший форму и — отчасти — вкус Каурисмяки все равно останется такой глыбой, на фоне каковой такие фильмы, как «Дикая мышь», трудно — в смысле художественной ценности — даже различить

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
910 1112131415
16 17 1819 2021 22
23 242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios