sobolevtallinn: (elle)
[personal profile] sobolevtallinn


«Сион Соно иногда снимает полную ерунду (…), но в свободное от коммерческих заказов время делает замечательные фильмы»; так начиналась мотивировка, с которой Дмитрий Волчек включил в свой топ лучших фильмов 2015-го года «Шепчущую звезду», наконец (буквально только что) появившуюся в торрентах. В классических фантастических фильмах, касающихся более или менее отдаленного будущего, действие часто предваряется – в стартовых титрах – эдакой футурологической справкой, проясняющей самые важные обстоятельства, в каковых на предлагаемом «витке» застается галактика; «Шепчущая звезда», только лишь шутливо эксплуатирующая эстетику этого жанра, следует этому правилу, и самой смешной фразой в такой преамбуле является следующая: «Развитие науки завершено». Конечной стадией такового, за которой уже не к чему стремиться, по всей вероятности, стало достижение во вселенной возможности абсолютно ничем не ограничиваемой и мгновенной телепортации чего, кого (предметов, организмов) и куда (в любую точку универсума) угодно; однако в ситуации, в каковой люди продолжают составлять во вселенной ровно одну пятую от общего числа отмеченных разумом индивидов (остальные 80 процентов – это исключительно работы и прочие машины), в этой галактике до сих пор остается определенный спрос на услугу традиционной курьерской доставки, и заказчиками которой, и адресатами отправляемой ими «вещественной» корреспонденции неизменно оказываются человеческие существа, которыми движет при выборе такого не просто старомодного, но и начисто игнорирующего достижения прогресса метода транспортировки, нечто вроде сентиментальности; по сути дела, в «Шепчущей звезде» отражено состояние мира, при котором посылки и бандероли заняли примерно такое место, каковое в современности отведено «бумажным» письмам, предпочитаемым сейчас людьми отправке мейла или сообщения в каком-нибудь мессенджере почти всегда не по практическим, а по, так сказать, церемониальным соображениям. В человечестве заведено считать главной выделяющей человека из млекопитающих и вообще живых тварей особенностью наличие у него дара речи (или, скажем, потребности целоваться при совокуплении, и вообще при «сексуальном поведении»), а вот в «Шепчущей звезде» главным признаком отличия роботов от людей выступает присутствие у последних трогательного отношения ко времени и пространству, что прописано даже в служебных инструкциях, которыми пользуются космические роботы-почтальоны; часто срок «физической» доставки посылки составляет несколько десятилетий, а опоздание в два-три года признается допустимой погрешностью, однако и отправители, и получатели охотно принимают эти условия, поскольку процесс ожидания (растягивающегося на период, необходимый для покрытия расстояния) оказывается для людей едва ли не более важной, чем собственно содержимое контейнера, составляющей этого удовольствия, переживание какового, возможно, остается для них одной из немногих возможностей ощущать свою человеческую природу. Сталкивающиеся же с людьми роботы, кажется, очеловечиваются настолько, что начинают завидовать людям в связи с наличием у них чувственного измерения их бытия, и начинают им подражать; по крайней мере, единственный присутствующий в «Шепчущей звезде» курьер, один из сошедших с конвейера типовой сборки андроид модели «Йоко Сузуки» настолько преуспевает в своих желаниях уподобиться людям не только физически (об этом-то позаботились уже на конвейере), что развивает у себя подлинную никотиновую зависимость, начинает испытывать настоящие скуку и любопытство, и даже, пожалуй, женскую гордость (проявление последней случается тогда, когда Йоко наказывает бортовой компьютер своего звездолета за фривольные шуточки, которыми тот намекает на влечение, якобы возникшее у нее к одному из клиентов, – человеческому самцу).
          Такая перспектива для человеческого рода, в котором его представители окажутся в галактике в безусловном меньшинстве, но при этом будут рассматриваться тоже сознательным, но неодушевленным большинством как трогательные – и в некоторых своих повадках настолько милые, что эти повадки возникает соблазн перенимать – фрики, мне кажется совсем не удручающей; кроме того, представленная в этом кино «картина будущего» мне нравится и еще по одной причине. Скажем, когда во всех тех самых традиционных фантастических фильмах, главным производителем которых оказывается, разумеется, Голливуд, все люди, гуманоиды и роботы говорят в будущем исключительно по-английски, мне кажется это совершенно логичным – в контексте именно Голливуда – решением, и дело тут не только в том, что английский является безконкурентно первым международным языком; не стоит забывать о том, что в голливудских фильмах по-английски говорят и Спартак, и Клеопатра, и Жанна д’Арк, и даже Иисус Христос, так что если так там принято обращаться с историей, то едва ли в случаях, когда речь идет о «футурологии», там сочтут нужным поступать по-другому. Однако, признаюсь, случись мне увидеть какую-нибудь русскую современную кинофантастику, в которой в грядущие века все изъяснялись бы по-русски, мне бы это совсем не понравилось, потому что навело бы меня на мысль, что создатели фильма находят, что гибридными могут быть и «звездные войны», и в своей фантазии исходят из того (и отталкиваются от той точки), что русские в них победили; но вот то обстоятельство, что в «Шепчущей звезде» в экспонированном в нем будущем все на всех планетах бескрайней галактики говорят на японском (или уж, по крайней мере, его понимают, поскольку даже у клиента с фамилией Коуч не возникает в коммуникации с японоговорящим курьером Сузуки никаких проблем), меня не только не смущает, но и воодушевляет, – просто потому, что самый прекрасный человек, которого мне доводилось встретить в жизни, имеет японское происхождение; таким образом, если провидению или «высшим силам» на самом деле однажды стало бы угодно оставить во вселенной из всех людей только именно японцев, мне бы это показалось, наверное, самым верным и удачным выбором.
          Ну и замечу еще, что своим умением «в свободное от коммерческих заказов время» делать замечательные фильмы Сион Соно представляет действительно очень редкую, но все-таки не уникальную ситуацию; мне кажется, ярче всего в истории кино ее репрезентует случай Артуро Рипштейна, успевавшего в те же самые годы, когда он управлял процессом на конвейере «Богатые тоже плачут», снимать грандиозные и новаторские картины

Profile

sobolevtallinn: (Default)
sobolevtallinn

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3 456 789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios